Иван-дурак и Марья-королевна

Была у царя дочка Марья-королевна, умница-разумница. Поглядит на человека — все видит: что на языке и что на сердце лежит. Все-таки надо царю дочку замуж отдавать. Объявил он ей свою волю.

— Хорошо, батюшка, — говорит Марья-королевна. — Только у меня свой обычай: тот меня замуж возьмет, кто со мной сумеет поговорить.

Так и оповестила всех — богатых и бедных.

Велела истопить пожарче печку. По-домашнему сидит, рукодельничает. Женихи съезжаются разодеты: в золоте да бархате, — всякие князья и королевичи. Кто в комнату ни войдет, до того натоплено — не может с Марьей -королевной разговаривать.

Только и скажет: «Здравствуйте. Что это у тебя жарко?» А Марья-королевна в ответ: «Это мой батюшка петухов жарил». Тому и нечего сказать.

А на деревне жили три брата — два умных, третий Иван-дурачок. Прослышали братья, что царь замуж дочь выдает, и собираются идти свататься.

— Братья, возьмите меня с собой, — говорит Иван.

Те смеются:

— Куда тебе! Ступай, дурак, навоз возить…

Пришли во дворец:

— Здравствуй, Марья-королевна. Что это у тебя так жарко?

А это мой батюшка петухов жарил.

Те стоят, не знают, что сказать. Разве петухов жарить — царское дело? Посмеялась Марья-королевна и дала им от ворот поворот. Приходят домой братья — рассказывают, Марью-королевну бранят. Иван-дурачок говорит:

— То-то, братья, меня с вами не было.

Обратал он козла, сел на него верхом, на голову лопух надел и поехал к царю во дворец. Едет-едет — лежит мертвая ворона. Он ее поднял, за пазуху спрятал. Дальше едет — лежит на дороге от лаптя ошметок. Он и его прибрал. Возле моста колесами желтую грязь размесили. Он этой грязи в карман положил. Въезжает на козле прямо во дворец.

— Здравствуй, — говорит, — красавица! Вот он я!

Что это у тебя за чертова жарища?

Марья-королевна отвечает:

— Батюшка петухов жарил.

— Нельзя ли и мне тут пожарить?

— А где твой кочет?

Выхватил он из-за пазухи ворону.

— Вот мой кочет, — говорит.

Марья-королевна глазом не не сморгнула:

— Пожарить бы можно, да вот кастрюльки нет.

Вытаскивает Иван-дурак лапоть.

— Вот тебе и кастрюлька!

— Это все бы ничего, да нет подливки.

Достает Иван-дурачок из кармана желтую грязь.

— Вот тебе и подливка. Мало будет, еще принесу.

Улыбнулась тут Марья-королевна и велела своего батюшку-царя звать. Видит, вовсе не так Иван-дурачок прост, как люди считают: не она над ним, а он над ней посмеялся.

Полюбились они друг другу и, вот тебе, поженились.

Я у них на свадьбе была, мед пила, по губам текло, да в рот не попало. Спать положили на дубовой перине. Спала я на ней, спала — все бока содрала. Насилу домой добрела. Хорошо погуляла — почаще бы так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Website