ЛЕТУЧИЙ КОРАБЛЬ

Жили-были старик со старухой. Было у них три сына. Два старших ленивые: только и заботы — как бы принарядиться, попить-поесть сладко, поспать долго, а работа им и на ум нейдёт. Младший брат, Иван, был тихий, смирный да работящий. Вставал раньше всех, а ложился последним. И с отцом в поле работал, и матери помогал по дому управляться, за гулянкой не гнался, пил-ел что придется, обновок не просил, а ходил в братниных обносках. Спал Иван на печи.

Братья над ним смеялись, дураком считали и прозвали Иваном Запечным. А вслед за братьями и соседи, да и отец с матерью над Иваном посмеивались.

Он на то не обижался, работал с утра до вечера, а в праздники на печи полёживал.

В ту пору задумал царь дочь замуж выдать и послал гонцов по всем городам, по всем волостям. Едут гонцы во все концы да клич кличут:

— Коли сыщется такой искусный мастер, кто сделает летучий корабль да на том корабле прилетит во дворец, тому царским зятем быть. Через шесть недель на царском пиру будут женихам смотрины. Старшие братья, как услышали клич, стали в дорогу собираться:

— Построим — не построим летучий корабль, а хоть у царя попируем, себя покажем да на людей поглядим.

Старик да старуха старших сыновей умными-разумными почитали, души в них не чаяли и всё им позволяли. И в этот раз ни отец, ни мать слова поперёк не сказали, стали сыновей в путь снаряжать. Напекла мать подорожников и сладкой наливки дала. А отец раздобыл всё, что мастеровым людям надобно. Распростились братья с родителями и отправились в путь-дорогу.

Прошли вёрст десяток, старший брат и говорит:

— Лучше, чем здесь, мы строевого лесу не найдём. Давай деревья валить да летучий корабль строить.

— Поначалу надо выпить да закусить, а уж потом за дело приниматься,- отвечает средний брат.

И только успели братья присесть да котомки снять, как вдруг, будто из-под земли, вырос перед ними старый-престарый старик, чуть только на ногах держится:

— Покормите, добрые молодцы, меня, авось чем-нибудь пригожусь вам.

Братья засмеялись и в один голос отвечали:

— Проваливай откуда пришёл! С пирогами мы и без тебя управимся.

Старик в ту же минуту скрылся, будто его и не было. А братья сладкой наливочки напились, пирогов наелись и повалились отдыхать. Спали, спали, пробудились и принялись строевой лес валить да летучий корабль строить.

Сколько ни бились, сколько ни трудились, много лесу перепортили, а выстроить ничего не могли.

— Времени совсем мало осталось, возиться нам некогда, а то не успеем на царский пир, — говорит старший брат. Среднему брату работать и вовсе не хочется. Отвечает он:- Напрасно только маялись. Слыханное ли дело, чтобы корабли летали! Пойдём пешком, ещё успеем в срок дойти. Вскинули котомки и отправились в стольный город. А в ту пору Иван Запечный просится у отца с матерью:

— Батюшка с матушкой, отпустите меня на царский пир! Родители отговаривают:

— Лежи ты, Иван, на печи! Тебе ли на царский пир идти, как нету у тебя ни одёжи, ни обуть что, и сам ты весь в грязи да в золе!

А Иван своё твердит:

— Отпустите — пойду и не отпустите — пойду. Мать с отцом рассердились, стали сына бранить:

— Ну, поди, поди, посмеши добрых людей! Пусть царевна потешится, на тебя, на жениха, глядя!

Сунула ему мать в котомку краюшку чёрствого хлеба, налила в туесок воды ключевой.

Иван слез с печи, взял котомку и как был в старых штанах да в старой рубахе, так и пошёл. Соседи смеются:

— Глядите-ко, глядите, Иван Запечный свататься к царю пошёл!

А молодец шёл, шёл и дошёл до того места, где старшие братья летучий корабль строили. Сел на пенёк. И вдруг, откуда ни возьмись, словно гриб из земли вырос, стал перед ним старый-престарый старик — чуть только на ногах держится.

— Добрый человек, накорми, напои меня, старика, авось я тебе пригожусь.

— Рад бы я всей душой, дедушка, накормить, напоить тебя, да станешь ли ты пить-есть: ведь у меня только и есть, что чёрствый хлеб да вода,- проговорил Иван Запечный и стал снимать котомку.

— Спасибо, молодец, на ласковом слове! — сказал старик.- Доставай, что есть. ~

Иван той порой котомку развязал, глядит — и глазам не верит: что такое? Вместо чёрствой горбушки — мягкий пшеничный каравай, а вместо воды в туеске — мёд свежий, душистый. Глядит то на каравай да на мёд, то на старика взглянет, а старик усмехается:

— Угощай, молодец, гостя, да и себя не забывай. Попили они, поели. Заговорил старик:

— Известно мне, куда ты путь держишь, и я тебе чем могу, пособлю. Коли работы не боишься да за сном не гонишься, научу тебя, как летучий корабль построить.

Подал старик Ивану сумку:

— Тут есть всё, что нам понадобится. Пойдём, пора за дело приниматься, времени у нас совсем мало. Выбрал старик в лесу три дерева:

— Вали эти деревья! Рассказать да показать я могу, а уж работать тебе одному придется. Моё время ушло: худо руки гнутся и силы нет совсем.

Иван за дело принялся: три дня и три ночи рук не покладал и глаз не смыкал. На исходе третьего дня старик говорит:

— Теперь отдохни, а я за отделку примусь. Долго ли, коротко ли Иван спал-почивал, будит его старик:

— Вставай, добрый молодец, друг дорогой. Пора тебе в путь отправляться.

Открыл Иван глаза и видит: покачивается на якоре совсем готовый летучий корабль. Паруса на корабле шёлковые, мачты серебряные. На прощание старик сказал:

— Всех, кого в пути-дороге настигнешь, зови себе в товарищи.

Поднялся Иван на корабль, и взвился корабль выше лесу стоячего, чуть пониже облака ходячего. Полетел добрый молодец на царский пир.

Летел близко ли, далёко ли, увидал внизу старика. Припал старик ухом к земле и лежит — слушает.- Чего ты, дедушка, слушаешь? — спрашивает Иван.

— Я — Слыхало и слушаю, собрались ли гости к царю на пир,- отвечает старик.

— Полетим со мной, Слыхало!

— Спасибо, а то я совсем притомился. Летели долго ли, коротко ли, увидали внизу старика. Скачет старик по дороге на одной ноге, а другая нога у него подвязана.

— Чего ты, дедушка, скачешь на одной ноге? — спрашивает Иван.

— Иду я на царский пир, а коли другую ногу отвяжу, так боюсь, что проскочу мимо города. Я ведь самый скорый Скороход на свете.

— Садись к нам на корабль!

Сел Скороход, и стало их трое. Летят и видят: стоит внизу на дороге старик и целится из ружья, а нигде ни птицы, ни зверя не видать.

— В кого ты, дедушка, целишься?

— А вот за тридевять земель, в тридесятом царстве сидит на суку птица глухарь, так хочу того глухаря в подарок царю подстрелить,- отвечает старик.- Я ведь Стреляло.

Тут стал его Иван звать:

— Садись на корабль, полетим на царский пир.

— Вот спасибо! — отвечает старик.- Мне как раз туда и надо попасть.

Поднялся старик на корабль, и стало их четверо. Летели они близко ли, далёко ли и настигли ещё одного старика.

— Э, дедушка, куда идёшь, куда путь держишь,- спрашивает Иван,- и как тебя по имени звать-величать?

— Зовут меня Морозом Морозовичем, а куда иду да откуда, ты меня не спрашивай, не выпытывай. Лучше возьми меня на корабль, авось я тебе пригожусь.

— Садись, дедушка, садись! Полетим на царский пир. Сел Мороз Морозович на корабль, и в скором времени прилетели они в стольный город.

В городе народу видимо-невидимо собралось на царский пир — на смотрины женихов.

Увидали люди — летит корабль: паруса на корабле шёлковые, мачты серебряные — и закричали:

— Вот кто жених! Вот кому царским зятем быть!

Стали шапки вверх кидать.

Опустился летучий корабль прямо на царский двор.

Выбежали из покоев ближние бояре, за ними и сам царь с царицей, а вслед и царевна с няньками да с сенными девушками. Бегут жениха встречать.

Кинул Иван якорь, остановился корабль, покачивается. Стали с корабля спускаться Слыхало, Стреляло, Скороход да Мороз Морозович, за ними и Иван Запечный спускается. Штаны на Иване — заплата на заплате, рубаха рваная, сам в стружках да в краске. Спрашивают ближние бояре:

— А где жених? Кто летучий корабль построил? Расступились старики, на Ивана указывают:

— Это он, Иван Запечный, такой летучий корабль построил.

Взглянула царица на жениха, всплеснула руками, слезами залилась, потом кинулась к дочери, стала царевну обнимать, заголосила:

— Охти мне тошнёхонько! Для кого мы нашу белую лебёдушку растили, берегли пуще глазу да нежили? Для неумытого мужика-деревенщины?

Вслед за царицей и царевна с мамками да с няньками завопили, заплакали.

Услыхал царь царицыны причитания и сам стал всхлипывать. Потом руками замахал, ногами затопал, бородой затряс, раскричался на сватов:

— Что вы надо мной насмехаетесь? Покажите настоящего жениха! Приведите того молодца, кто летучий корабль построил! Тем временем народу набежало — глазом не окинуть. Все, кто на царский пир сошлись, съехались, и все горожане на летучий корабль да на Ивана глядят, глаз не сводят. А царь кричит:

— Ни в жизнь не поверю, чтобы мужик летучий корабль выстроил!

Старики расступились, на все четыре стороны поклонились, а царю да царице — в особицу:

— Корабль построил Иван Запечный, он и есть жених. И весь народ закричал:

— Царское слово нерушимо: кто летучий корабль построил, тому и быть царским зятем! Тут царевна ногой топнула:

— Не хочу за этакого жениха замуж идти!

Услышала царица те речи, заплакала пуще прежнего. Мамка, нянька да сенные девушки подхватили её под руки и увели в терем.

А царь замолчал, грозный стоит. Потом рукой махнул:

— Ну, гости дорогие, видно, так тому и быть. Станем пир пировать да царевну к венцу справлять.

Сели гости за дубовые столы. Сидят, пируют. А царь с ближними боярами за особым столом: не пьют, не едят, думу думают.

— Как бы нам Ивана Запечного, мужика-деревенщину, со света сжить? И корабль летучий будет у меня, и убытку мне, царю, не будет: выберу себе зятя из знатного роду,- говорит царь.

Поднялся с места самый старый боярин, поклонился в пояс:

— Не вели, царь, меня, старика, казнить, позволь слово молвить!

— Говори, боярин, мы послушаем.

— Царь-государь, прикажи жениху достать за тридевять земель, в тридесятом царстве заморскую птицу и сроку дай один час. Коли не принесёт вовремя — через час ему голову отрубим.

Передали Ивану царский приказ.

— Не горюй, добрый молодец! — говорит Стреляло.- Я ту птицу застрелю, а Скороход за ней сбегает в полчаса — и всё дело справится.

С теми словами прицелился и выстрелил, а Скороход ногу отвязал и в ту же минуту скрылся из виду, будто ветром его сдунуло. Слыхало припал ухом к земле и говорит:

— Уже половину пути пробежал. — Через минуту снова послушал: — Птицу поднял и обратно поворачивает.

А пир идёт своим чередом: гости пьют, едят, жениха с невестой похваливают, а иные уже и песни завели. Иван с дружиной ждут. Вот уже час на исходе, а Скорохода нет и нет.

Тут Слыхало опять ухом к земле припал и говорит:

— Спит, такой-сякой, на полпути! Слышу, как храпит.

Схватил Стреляло ружье, прицелился и выстрелил. Через минуту прибежал Скороход, принёс заморскую птицу. Отдали птицу царю. А Скороход отдышался и говорит:

— Прибежал туда в один миг, взял птицу, а на обратном пути вздумал вздремнуть полчаса: всё равно, думаю, раньше срока приду. Да так крепко уснул, что коли бы сук с дерева не упал, не разбудил меня, так до вечера бы проспал!

А царь, как узнал, что птицу Иван достал, в ярость пришёл, кинул корону оземь, разбушевался, кричит на бояр:

— Ступайте свиней пасти, коли не можете с мужиком совладать!

— Царь-государь, смени гнев на милость! — кланяются бояре.- Сживём мы со света Ивана Запечного, не топтать ему больше зелёной травы! Есть у тебя баня. Прикажи ту баню натопить-накалить, а Ивану с дружиной вели там вымыться. Туда уйдут, назад не воротятся — заживо сгорят. Двенадцать возов берёзовых дров сожгли, накалили баню — близко не подойти! Позвал царь Ивана со стариками:

— Ну, зять наречённый, и вы, сваты дорогие, ступайте сегодня помыться, попариться. Завтра к венцу жениха с невестой поведём.

Заперли их в бане, а там такой жар, что дохнуть нельзя. Мороз Морозович дунул, плюнул в один угол да в другой, и сразу жар поубавился; дунул, плюнул в третий угол да в четвёртый и совсем баню остудил.

Прошло много ли, мало ли времени, посылает царь слуг:

— Ступайте, соберите мужичьи кости да закопайте. Царские слуги баню отворили — и глазам не верят: Иван со стариками живы-живёхоньки, сидят ругаются:

— Ну что за мытьё в такой бане, если все стены заиндевели, хоть тараканов морозь!

Слуги перепугались, кинулись прочь от бани. Иван Запечный с полка соскочил:

— Эх, было бы у вас войско, показал бы я царю, как надо со мной шутки шутить!

— За тем дело не станет,- Стреляло говорит.- Пойдём в поле.

Вышли на площадь, взмахнул Стреляло своим ружьем раз, другой и третий — и, откуда ни возьмись, повалило войско конное и пешее. Идут полки, в барабаны бьют, «ура» кричат, из ружей палят. Повёл Иван полки к царскому дворцу. Увидел царь войско, а впереди Ивана со стариками, выбежал на красное крыльцо, ногой топнул, р}ками всплеснул:

— Ох, видно, беды не миновать — надо дочь с мужиком обвенчать, что станешь делать! Ну, да не я буду, коли это бесчестье позабуду. Впереди времени много — изведу я его.

Слыхало те речи подслушал, пересказал Ивану Запечному и прибавил:

— Смотри, на уговоры да на ласковые слова не поддавайся, а то изведёт тебя царь.- Сам вижу, что у него на уме. Не туда я пошёл невесту искать! Сам теперь вижу, как надобно с царём разговаривать.

В ту пору войско к самым воротам подступило. Выбежал царь навстречу, сам ласковый да приветливый:

— У нас всё готово, только жениха дожидаемся. Давно пора к венцу ехать.

Усмехнулся Иван Запечный и говорит:

— Пошутил со мной — и будет. Убирайся из нашего царства подобру-поздорову, чтобы и духу царского здесь не было!

Прогнал Иван Запечный царя с боярами и сам стал тем царством править.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Website